Журнал высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова, 2021, T. 71, № 5, стр. 680-689

Влияние даларгина на изменение тревожности у крыс с различными индивидуально-типологическими особенностями поведения в модели ПТСР

О. Г. Семенова 1*, А. В. Вьюшина 1, А. В. Притворова 1, В. В. Ракицкая 1, Н. Э. Ордян 1

1 Институт физиологии им. И.П. Павлова РАН
Санкт-Петербург, Россия

* E-mail: SemenovaOG@infran.ru

Поступила в редакцию 09.07.2020
После доработки 05.02.2021
Принята к публикации 02.03.2021

Аннотация

В Т-образном лабиринте из общей популяции крыс-самцов линии Вистар по индексам поведенческой активности (ИПА) и пассивности (ИПП) отбирали активных и пассивных животных, которые в ПКЛ были разделены на группы низкотревожных (активные (АНТ), пассивные (ПНТ)) и высокотревожных (активные (АВТ), пассивные (ПВТ)). Для формирования экспериментального аналога ПТСР использовали водно-иммерсионное воздействие в парадигме “стресс-рестресс”. Через 20 сут после первого стресса опытным крысам в течение недели внутримышечно вводили раствор даларгина в дозе 0.1 мг/кг, а контрольным – физиологический раствор в эквивалентном объеме. Спустя 2 сут после недельного курса инъекций все животные были протестированы в ПКЛ. В модели ПТСР у АНТ крыс наблюдалось только снижение общей моторно-исследовательской активности, воздействие даларгина в модели ПТСР способствовало повышению у них реактивной тревожности. У АВТ крыс в модели ПТСР одновременно с уменьшением общей моторно-исследовательской активности усилилась их исходно высокая тревожность, а даларгин оказал на этих животных антистрессорное воздействие. У ПНТ крыс в модели ПТСР уменьшилась общая моторно-исследовательская активность и повысилась реактивная тревожность, инъекции даларгина ускорили и усилили развитие ПТСР-подобного состояния. У ПВТ крыс в модели ПТСР заметного изменения поведенческих характеристик не наблюдалось, инъекции даларгина видимого влияния на поведение этих животных в ПКЛ тоже не оказали.

Ключевые слова: ПТСР, даларгин, активность, тревожность, крысы

DOI: 10.31857/S0044467721050099

Список литературы

  1. Великжанин В.И. Генетика поведения сельскохозяйственных животных (этология. Темперамент, продуктивность). Спб. 2004. 203 с.

  2. Ласукова Т.В., Маслов Л.Н. Опиоидные рецепторы и устойчивость сердца к патогенным воздействиям. Сибирский медицинский журн. 2007. 22 (3): 46–50.

  3. Лихванцев В.В., Гребенчиков О.А., Шапошников А.А., Борисов К.Ю., Черпаков Р.А., Шульгина Н.М. Фармакологическое прекондиционирование: роль опиоидных пептидов. Общая реаниматология. 2012. VIII (3): 51–54.

  4. Лишманов Ю.Б., Маслов Л.Н., Нарыжная Н.В., Пей Ж.-М., Колар Ф., Жанг И., Портниченко А.Г., Ванг Х. Эндогенная опиоидная система как звено срочной и долговременной адаптации организма к экстремальным воздействиям. Перспективы клинического применения опиоидных пептидов. Вестник РАМН. 2012. 6: 73–82.

  5. Маслов Л.Н., Лишманов Ю.Б., Гросс Г.Дж., Стефано Дж. Феномен повышенной устойчивости сердца к аритмогенному действию ишемии и реперфузии при активации периферических опиатных рецепторов. Вестник аритмологии. 2002. 26: 77–90.

  6. Миронова В.И., Рыбникова Е.А. Устойчивые модификации экспрессии нейрогормонов в гипоталамусе крыс в модели посттравматического стрессового расстройства. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 2008. 94 (11): 1277–1284.

  7. Пшенникова М.Г. Феномен стресса, эмоциональный стресс и его роль в патологии. Актуальные проблемы патофизиологии (избранные лекции). М.: Медицина. 2000. 220–353.

  8. Рыбникова Е.А., Миронова В.И., Пивина С.Г. Тест для выявления нарушений саморегуляции гипофизарно-адренокортикальной системы. Журн. высш. нервн. деят. им. И.П. Павлова. 2010. 60 (4): 500–506.

  9. Семенова М.Г., Ракицкая В.В., Шаляпина В.Г. Морфофункциональные изменения коры надпочечников в ходе развития постстрессорных депрессий у крыс с активной и пассивной стратегиями приспособительного поведения. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 2005. 91 (5): 551–557.

  10. Семенова О.Г., Вьюшина А.В., Притворова А.В., Ордян Н.Э. Влияние блокады ГАМКА-рецепторов на изменения ориентировочно-исследовательской активности и тревожности, вызванных кортиколиберином. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 2018. 104 (12): 1478–1488.

  11. Соколова Н.А., Маслова М.В., Маклакова А.С., Ашмарин И.П. Пренатальный гипоксический стресс: физиологические и биохимические последствия, коррекция регуляторными пептидами. Успехи физиологических наук. 2002. 33 (2): 56–67.

  12. Судаков С.К., Тригуб М.М. Гипотеза реципрокного взаимодействия центрального и периферического звена эндогенной опиоидной системы. Бюлл. Экспер. Биол. и Мед. 2008. 146 (12): 604–607.

  13. Французова Т.И., Чистяков С.И, Балашов В.П., Овсянникова Л.А. Фармакологические способы профилактики стресс-индуцированных состояний в эксперименте. Медицинские науки. 2010. 4 (16): 26–35.

  14. Шаляпина В.Г. Кортиколиберин в регуляции приспособительного поведения и патогенезе пост-стрессорной психопатологии. В кн.: Основы нейроэндокринологии. Ред. В.Г. Шаляпина, П.Д. Шабанов. Элби-СПб. 2005. 84–146.

  15. Шаляпина В.Г., Вершинина Е.А., Ракицкая В.В., Рыжова Л.Ю., Семенова М.Г., Семенова О.Г. Изменение приспособительного поведения активных и пассивных крыс Вистар в водно-иммерсионной модели депрессии. Журн. высш. нервн. деят. им. И.П. Павлова. 2006а. 56 (4): 543–547.

  16. Шаляпина В.Г., Ракицкая В.В. Реактивность гипофизарно-адренокортикальной системы на стресс у крыс с активной и пассивной стратегиями поведения. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 2003. 89 (5): 585–590.

  17. Шаляпина В.Г., Ракицкая В.В., Семенова М.Г., Семенова О.Г. Гормональная функция гипофизарно-адренокортикальной системы в патогенетической гетерогенности постстрессорных депрессий. Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. 2006б. 92 (4): 480–487.

  18. Belanoff J.K., Kalehzan M., Sund B., Ficek S.K.F., Schatzberg A.F. Cortisol activity and cognitive changes in psychotic major depression. Amer. J. Psychiatry. 2001. 158 (10): 1612–1616.

  19. Bhattacharya S., Fontaine A., MacCallum Ph.E., Drover J., Blundell J. Stress across generations: DNA methylation as a potential mechanism underlying intergenerational effects of stress in both post-traumatic stress disorder and pre-clinical predator stress rodent models. Front. Behav. Neurosci. 2019. 13: 113. https://doi.org/10.3389/fnbeh.2019.00113

  20. Bremner J.D. Stress and brain atrophy. CNS Neurol. Disord. Drug Targets. 2006. 5 (5): 503–512.

  21. Deslauriers J., Toth M., Der-Avakian A., Risbrough V.B. Current status of animal models of PTSD: behavioral and biological phenotypes, and future challenges in improving translation. Biol. Psychiatry. 2018. 83 (10): 895–907. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2017.11.019

  22. Harvey B.H., Naciti C., Brand L., Stein D.J. Endocrine, cognitive and hippocampal/cortical 5HT1A/2A receptor changes evoked by a time-dependent sensitisation (TDS) stress model in rats. Brain Res. 2003. 983: 97–107.

  23. Keck M.E., Wigger A., Welt T., Muller M.B., Gesing A., Reul J.M., Holsboer F., Landgraf R., Neumann I.D. Vasopressin mediates the response of the combined dexamethasone/CRH test in hyper-anxious rats: implications for pathogenesis of affective disorders. Neuropsychopharmacology. 2002. 26 (1): 94–105. https://doi.org/10.1016/S0893-133X(01)00351-7

  24. Kino T. Stress, glucocorticoid hormones, and hippocampal neural progenitor cells: implications to mood disorders. Front. Phsiol. 2015. 6: 230. https://doi.org/10.3389/fphys.2015.00230

  25. Kung J-C., Chen T-C., Shyu B-C., Hsiao S., Huang A.C.W. Anxiety- and depressive-like responses and c-fos activity in preproenkephalin knockout mice: oversensitivity hypothesis of enkephalin deficit-induced posttraumatic stress disorder. Journal of Biomedical Science. 2010. 17–29. https://doi.org/10.1186/1423-0127-17-29

  26. Liberzon I., Krstov M., Young E.A. Stress-restress: effects on ACTH and fast feedback. Psychoneuroendocrinol. 1997. 22 (6): 443–453.

  27. Moulton E., Chamness M., Knox D. Characterizing changes in glucocorticoid receptor internalization in the fear circuit in an animal model of posttraumatic stress disorder. PLOS ONE. 2018. 13 (12): e0205144. https://doi.org/10.1371/j.pone.0205144

  28. Osterlund C.D., Rodriguez-Santiago M., Woodruff E.R., Newsom R.J., Chadayammuri A.P., Spencer R.L. Glucocorticoid fast feedback inhibition of stress-induced ACTH secretion in the male rat: rate independence and stress-state resistance. Endocrinol. 2016. 157 (7): 2785–2798.

  29. Pellow S., Chopin P., File S.E., Briley M. Validation of open : closed arm entries in the elevated plus-maze as measure of anxiety in the rat. J. Neurosci. Methods. 1985. 14 (3): 149–167.

  30. Rodgers R.J., Johnson N.J. Factor analysis of spatiotemporal and ethological measures in the murine elevated plus-maze test of anxiety. Pharmacol. Biochem. Behav. 1995. 52 (2): 297–303.

  31. Wegener G., Mathe A.A., Neumann I.D. Selectively bred rodents as models of depression and anxiety. Curr Topics Behav Neurosci. 2012. https://doi.org/10.1007/7854_2011_192

  32. Yehuda R., Antelman S.M., Criteria for rationally evaluating animal models of posttraumatic stress disorder. Biol. Psychiatry. 1993. 33 (7): 479–486.

  33. Young E.A., Vazquez D. Hypercortisolemia, Hippocampal Glucocorticoid Receptors, and Fast Feedback. Mol. Psychiatry. 1996. 1 (2): 149–159.

Дополнительные материалы отсутствуют.